КОМУ СЛУЖИТ АВТОРСКОЕ ПРАВО? - Новости Ленинградской области

Новости Ленинградской области

A+ A A-

КОМУ СЛУЖИТ АВТОРСКОЕ ПРАВО? Избранное

Оцените материал
(13 голосов)
Владимир Леонов, депутат Леноблзакса 1994-2007 Владимир Леонов, депутат Леноблзакса 1994-2007

 

С 1 августа в нашей стране вступил в силу новый закон об интернет-пиратстве. Российские власти опять озаботились по поводу «пиратства в Интернете» и активно приступили к борьбе с нарушителями авторских прав согласно прописанной в антипиратском законе процедуре блокирования сайтов. Мол, безобразие это: ничего «пираты» не платят, а пользуются продуктами «интеллектуального труда».

Понятно, что весь этот «праведный гнев» направлен не для облегчения участи небогатых и, как правило, не ищущих непосредственной монетизации своих творений правообладателей, а имеет только одну основу – сохранить прибыли монополий, эксплуатирующих труды культурного творчества, и индустрии развлечений.

На днях прочитал в Интернете интервью с известным исполнителем и сочинителем песен Олегом Газмановым и лишний раз убедился, что человек чаще всего ведёт себя так, как ему лично выгодно. Вот его откровения: «Почему песен нет? Потому что невыгодно писать. Если б я понимал, что подарю песню, сделаю шлягер и получу деньги от авторских, я бы написал. Но нет этого. У меня достаточно шлягеров, и я получаю за один концерт больше, чем за два года авторских отчислений за все мои хиты. Это невероятно и неправильно! Это останавливает всю нашу музыкальную жизнь. Я прочитал, что с 1 августа будут серьёзные штрафы за пиратство при скачивании фильмов в Интернете. А на музыкальную продукцию этот закон не распространяется. Это цинично! Господа, а мы что? В караоке по десять раз поют мои песни за вечер, а я ничего не получаю!».

А на вопрос журналиста, почему Резник запрещает Успенской петь «Кабриолет» и почему происходят такие конфликты между авторами и артистами, он ответил: «Почему он запретил? Если бы шли нормальные авторские, он бы ей ещё сто песен написал. Вот проблема в чем. Конечно, она ему не платит тех денег, которые он хотел бы».

Да, эти ребята неисправимы: им всё мало.

Суть российского закона об авторских правах в том, что без разрешения нельзя тиражировать произведение не только при жизни автора, но и в течение 70 лет после смерти. При этом 70-летние посмертные права на самом деле поощряют паразитизм в первую очередь не детей и внуков (хотя это тоже отвратительно), а права предприятий коммерческой культуры, которым авторы продают свои «бессмертные души».

В связи с появлением компьютеров и Интернета, когда информация перестала быть привязанной к носителю, новый порядок обмена информацией перевернул все рынки. Музыканты перестали зарабатывать, как прежде, на дисках, писатели – на книгах. Хотя у них остались другие источники доходов, которые, кстати, очень даже выросли в связи с ростом их популярности в Интернете (за счёт неограниченного бесплатного распространения их произведений). Но коммерческая культурно-развлекательная индустрия теряет свои прибыли и использует в своих целях и депутатов Госдумы и первых лиц России для того, чтобы ограничить распространение информации в Интернете. И это, конечно, отвратительно.

Но так ли незыблемы основы авторского права при капитализме? Давайте разберёмся.

В настоящее время ЮНЕСКО официально признано, что «теоретическим фундаментом авторского права служит потребность предоставления человечеству плодов познания и, следовательно, необходимость поощрения стремления к знаниям посредством вознаграждения тех, кто приобщает к ним других людей».

Считается что авторское право способствует как творческой деятельности, так и деятельности предпринимателей, поскольку гарантирует окупаемость их затрат, обеспечивая таким образом развитие индустрии культуры, а соответственно, широкое распространение произведений в интересах общества.

Мол, авторы должны получать соответствующее вознаграждение за использование своих произведений, чтобы иметь возможность продолжать свою творческую деятельность, так же как и производители должны его получать, чтобы иметь возможность финансировать эту работу. А механизмом, обеспечивающим эти права, является авторское право, которое гарантирует вознаграждение и позволяет окупить средства, необходимые для создания таких технически сложных продуктов, как, например, фильмы и произведения мультимедиа.

Однако, несмотря на официальную признанность авторского права и существование ряда философско-правовых доктрин, обосновывающих его, этот институт в современную эпоху подвергается серьезной критике. В обществе с каждым годом получают все новую и новую поддержку воззрения, подвергающие сомнению актуальность и полезность данного института.

При этом часть оппонентов авторского права выступает против него как такового и требует его ликвидации, а другая, большая часть, предлагают существенно реформировать рассматриваемый институт так, чтобы он мог быть использован для «общественного блага».

Ещё в XIX веке французский философ и экономист Пьер Жозеф Прудон (1809–1865), подверг авторское право (литературную собственность) сомнению с точки зрения политической экономии, эстетики, нравственности и публичного права.

Прежде всего, Прудон оспорил ставшее классическим утверждение Наполеона III, что интеллектуальное произведение есть такая же собственность, как земля или дом, и что, следовательно, эта собственность должна пользоваться такими же правами и не может нарушаться иначе, как в интересах общественной пользы. Вывод Прудона таков: «Установление литературной собственности противоречит всем принципам политической экономии, так как её нельзя вывести ни из понятия продукта, ни из понятия мены, кредита, капитала и процента. Услуга писателя, если рассматривать её с точки зрения экономической и утилитарной, непременно заставляет подразумевать существование между автором и обществом договора мены услугами и продуктами, а из этого обмена вытекает то положение, что по вознаграждению писателя назначением в пользу его срочной привилегии, литературное произведение становится собственностью общества».

Из этого вывода совсем не следует то, что художник не имеет права на вознаграждение за свой труд: «Кто же думает отнимать кусок хлеба у человека, будь он поэт или оброчный крестьянин?». Прудон горячо выступает лишь против того, чтобы произведение, выпущенное автором в свет, оставалось его собственностью.

Далее Прудон заявляет, что с точки зрения нравственности авторское право стимулирует художника и писателя быть «рабами чувственности, льстецами порока, если они будут трудиться из-за денег и хлопотать об одной выгоде, как откупщики или ростовщики? Продажное искусство, как женщина, торгующая своею красотою, теряет всё своё значение».

Против авторского права Прудон выдвинул также аргументы юридического характера, во-первых, обратив внимание на то, что произведения искусства по самой своей природе являются вещами непродажными. И, во-вторых, указав, что наделение конкретного человека правами на продукт творчества нарушает права общества, отнимая у него «и ту законную часть, которая принадлежит ему, в произведении всякой идеи и всякой формы».

Другим решительным противником авторского права был американский экономист и издатель Генри Чарлз Кэрри (1793–1879), который доказывал, что существование авторского права – это абсурд, поскольку произведения не созданы только автором, а являются достоянием человечества.

Правда, один из критиков Кэрри утверждал, что его аргументы скорее любопытны, чем основательны: «Старания Кэрри доказать, что собственности литературной не существует, были полезны лично ему как главе издательской фирмы в Филадельфии и другим американцам, заинтересованным в том, чтоб в их стране не существовало никаких ограничений для перепечатки иностранных произведений, в особенности английских, контрафакция которых даёт им огромные барыши».

Современные критические воззрения на авторское право сводятся к следующему: этот институт вообще, как таковой, не является единственно возможной нормативной системой, способной регулировать отношения в области художественного творчества. Авторское право построено вокруг одной главной идеи: идеи о возможности автора (правообладателя) контролировать воспроизведение и распространение произведения, что говорит о превращении произведения в объект присвоения.

По мнению некоторых современных оппонентов, авторское право, разработанное в эпоху материальных носителей, совершенно не приспособлено к цифровым технологиям: оно не может работать и должно освободить рынок информации. «Если вашу собственность, – пишет Дж. П. Барлоу, – можно бесконечно воспроизводить и мгновенно распространять по всей планете бесплатно и не ставя вас в известность об этом, и даже не предпринимая усилий для того, чтобы собственность перестала быть вашей, то как мы можем эту собственность защищать? Как мы собираемся получить плату за ту работу, которую мы делаем головой? И если нам не платят, то что же обеспечит непрерывность творчества и распространения его плодов?».

Стремительный прогресс цифровых технологий сдержать невозможно, и авторское право в таких условиях является существенным тормозом в развитии общества. Авторское право работало хорошо в эпоху деятельности в материальном мире, когда платили не за идеи, а за способность перевести их в реальность, т.е. ценность заключалась в передаче, а не в передаваемой мысли. Авторское право развивалось вместе с книгопечатанием, когда обычный читатель не мог скопировать книгу. Теперь же, когда информация выходит в киберпространство, необходимость в этом институте отпадает.

Современный американский общественный деятель Ричард Столлман, ссылаясь на Конституцию США, подчеркивает: «Сегодня соглашения об авторских правах более не являются выгодными для общества, и настало время пересмотреть их, время признать законодательно пользу, которую извлекает общество из свободы делать и распространять копии… Чем проще копировать и распространять информацию, тем полезнее она становится, и все менее выгодным для нас оказывается авторское право, как оно существует сейчас».

По мнению других критиков авторского права, оно является несостоятельным по причине его неспособности адекватно взаимодействовать с такими феноменами современной культуры, как интер- и гипертекстуальность, коллективное и компьютерное творчество, концептуальное искусство, интерактивность и т.п. «Там, где раньше право видело возможность улучшить уже существующие произведения путем их сокращения или расширения, современное авторское право в своей близорукости видит только потенциальный ущерб интересам первоначального “автора”, и ничего больше».

Наконец, один из самых известных и влиятельных противников современного авторского права американский профессор Л. Лессиг, создатель некоммерческой организации «Creative Commons», выступающей за реформу авторского права, считает, что современное законодательство, регулирующее использование художественных произведений, крайне не совершенно. По мнению автора, в былые времена культура была свободной, однако в будущем она останется таковой, только если современное авторское право сойдет с пути, которым оно движется сейчас. Автор подчеркивает, что свободная культура не означает культуру без собственности: «Это не та культура, где художнику не платят. Культура без собственности, в которой творцам не платят, — это анархия, а не свобода. Я не ратую за анархию… Свободную культуру калечат нынешние экстремальные права собственности. Вот что беспокоит меня в современной культуре».

Как видно, Л. Лессиг не является радикалом, стремящимся к отмене авторского права. В то же время он оппонирует тем, кто считает, что авторское право – такое же священное и абсолютное право, как и право собственности.

Л. Лессиг считает, что современная правовая зарегулированность действий по использованию художественных произведений вредна для культуры и не так уж полезна для правообладателей.

По мнению Л. Лессига, необходимо восстановить нарушенный баланс между интересами общества и правообладателей.

Нужно также отметить, что, к сожалению, в последние годы идея общественной полезности была преуменьшена в пользу идеи, что основная цель авторских прав - приносить прибыль правообладателю, даже если это вредит интересам общества в целом.

Именно эта концепция авторского права утвердилась в современной России, и у нас в основном доминирует лозунг борьбы с интеллектуальным «пиратством», который неизменно поддерживается всей верхушкой государственной власти и, естественно, декларируется политиками и так называемыми «учёными».

В стране «победившего капитализма» господствует примитивная буржуазная система собственности, которая требует, чтобы знания и культура были распределены по способности платить за них. И только левая оппозиция считает, что невыгодно для общества и аморально ограничивать возможность каждого обладать любым интеллектуальным трудом, в том числе для увеличения знаний.

Хотя есть, конечно, и другая точка зрения. Например, известный писатель Максим Калашников считает (http://www.business-gazeta.ru/article/85244/), что уничтожение авторского права - это «средство быстрого закрепощения глупых масс».

Владимир Леонов,

депутат Законодательного собрания Ленинградской области 1994 – 2007 гг.

Последнее изменение

Оставить комментарий

Поля отмеченные * обязательны для заполнения.

Последние

Назад Вперед
 wallko.ru

Местные новости

  • события
  • культура
  • криминал

Спортивные известия

  • Соревнования
  • Аналитика

Мы в соцсетях

  • ВКОНТАКТЕ
  • FACEBOOK
  • TWITTER
  • Мой Мир

Туризм

  • Достопримечательности
  • Пансионаты
  • Детский отдых
Яндекс.Метрика
lennews.ru